Правда и мифы о лечении гипнозом - HeadInsider
: Комментарии

В мире много удивительного, и это прекрасно. Но когда дело касается медицины, мы против мистификаций. Возьмем лечение гипнозом: если у тебя оно ассоциируется с выступлениями иллюзионистов, пора прочитать нашу статью. 36_resultРаз уж мы сразу задали серьезный тон, обойдемся без вступительных пассажей, оставим в покое цыганский морок, а про мифы и колдовство поговорим по ходу дела. «В общем виде гипноз – набор практических навыков, знаний и умений, помогающих возникновению транса у другого человека и/или у себя, и использование этого состояния для инициации изменений, в которых пациент нуждается», – говорит наш эксперт Вячеслав Гончаренко. И дальше, конечно, расшифровывает свои слова.

Мифы о гипнозе

Во-первых, существует распространенный миф о том, что способность загипнотизировать – некий дар. На самом деле этому можно научиться. Второй момент – тоже из разряда суеверий – касается транса, якобы мистического, особого состояния психики, которое вызывает гипнотизер. Но ничего подобного. Транс – естественное, физиологически необходимое каждому из нас состояние. Будешь удивлена, но в нем мы пребываем по многу раз за день. Ты едешь утром на машине или в метро, смотришь фильм, читаешь книгу, слушаешь музыку, мечтаешь, работаешь за компьютером, в конце концов. Общее во всех ситуациях вот что: у тебя есть некий объект для фиксации внимания и ты погружена в себя – в свои мысли, образы, ощущения, переживания. В такие минуты ты в разной степени отстранена от внешнего мира, но все же сохраняешь с ним контакт. Этот транс называют бытовым или естественным.

«В эриксоновской гипнотерапии (о сути которой ниже. – Прим. WH) человек, конечно, в большей степени абстрагируется и погружается в свои внутренние процессы. И на психическом и физическом уровне запускает желаемые внутренние изменения. Иногда это происходит и спонтанно, в естественном трансе, но чаще – в сотрудничестве с терапевтом», – рассказывает Вячеслав.

Спросишь, что в такие моменты происходит на уровне физиологии? Вопрос на миллион – поскольку это как раз пока загадка. Тема, конечно, активно изучается, но единой, общепризнанной теории нет, хотя концепций много. Например, физиолог Павлов считал, что гипноз – частичный сон, при котором почти все участки головного мозга дремлют, но остается «сторож» в коре больших полушарий, с ним-то и контактирует гипнотизер. Но существуют и иные объяснения.

«Например, есть мнение, что в трансе активность левого полушария мозга снижается, правого – повышается (первое, напомним, отвечает за логику, а второе – за творчество. – Прим. WH). И это тоже миф, – говорит Вячеслав Гончаренко. – Скажем так, при гипнозе работа центров и систем головного мозга точно отличается от «обычного» состояния. Но характер этих изменений зависит от множества факторов, в том числе и от целей сеансов. Например, гипноз хорошо работает с острой и хронической болью. И на сегодняшний день есть множество исследований о том, как у человека в трансе меняется субъективное ее восприятие. Все потому, что системы в головном мозге, за боль отвечающие, начинают функционировать по-другому».

Методы гипноза

Среди специалистов (особенно молодых) в последнее время популярность набирает так называемый эриксоновский гипноз. Его основатель доктор медицины, психотерапевт, психиатр американец Милтон Эриксон (родился в 1901 году, умер в 1980-м) внес огромный вклад в развитие предмета нашего разговора. Собственно, если говорить грубо, то гипноз сейчас принято делить на эриксоновский (ЭГ) и классический. Под последним чаще всего понимают директивный (ДГ).

В чем основная разница между ЭГ и ДГ? «На мой взгляд, в том послании, что явно и неявно транслируется «гипнотизером» другому человеку, – считает Вячеслав Гончаренко. – В директивном подходе это – «Я имею власть над тобой». И из него вытекает соответствующая форма общения: авторитарность, идея подчинения, внушения. В эриксоновском гипнозе сообщается послание «Я помогу тебе обрести власть над самим собой». Из чего вытекают равные, уважительные «рабочие» отношения, косвенный характер внушения, пермиссивность, то есть право клиента на естественность и спонтанность: общаться так, как он общается, входить в транс так, как он входит, вести себя в нем так, как он ведет, и выходить, как выходит. Соответственно, тут мы имеем высокий процент гипнабельности – практически 100%, ведь транс – это естественно, а изменения выбирает сам пациент (его бессознательное)».

Как все выглядит со стороны? Увы, не очень-то сценично. Похоже на общение двух интеллигентных людей, один из которых (терапевт) рассказывает длинную интересную историю, иногда делая паузы. Второй его слушает, погрузившись в свои мысли, часто с закрытыми глазами, но необязательно. В основном молчит, но иногда тоже что-то говорит – если захочет или собеседник попросит. Иногда рисует – тоже пребывая в глубокой задумчивости. А под конец сеанса оттуда «выныривает». Маятником перед пациентом никто, как правило, не машет. Хотя терапевт, по желанию клиента, может использовать этот «реквизит», а еще приглушить свет, включить музыку, если так человеку легче дается транс.

Правда о лечение гипнозом

Интернет часто предлагает лечить гипнозом зависимости, фобии, стресс, неврозы, аллергию, депрессию, психосоматические заболевания (те, что вызваны подавленными эмоциональными переживаниями). А еще якобы при помощи внушений можно похудеть. Вячеслав Гончаренко, в принципе, подтверждает, что да, гипнотерапия действительно может быть использована в перечисленных случаях, но – нюанс! – чаще всего она применяется как вспомогательное средство.

Отсюда логичный вывод: гипноз не панацея. И не лекарство, а инструмент, как, например, скальпель. А что можно вылечить скальпелем? «Гипноз хорошо работает в содружестве с традиционными медицинскими методами. Он способен усиливать действие отдельных компонентов лекарств, уменьшать/убирать побочные эффекты, справляться с болью и психологическими страданиями, которые нередко сопровождают процесс излечения, – рассказывает наш эксперт. – В последнее время активно изучается связь гипноза с деятельностью ЦНС и нейрогенезом, что тоже служит вспомогательным средством в период восстановления после инсультов и травм. В медицине лечение – процесс всегда комплексный и многосторонний. И нужно отталкиваться от конкретной задачи».

Но, согласись, очень сложно прекратить расспрашивать эксперта о тех самых устойчивых мифах. «С помощью гипноза якобы можно овладеть различными сверхспособностями вроде «спать по 4 часа в сутки, сохраняя полную ясность сознания», «входить в состояние повышенного восприятия», «останавливать внутренний диалог»; и вообще, бывают разные желания, связанные с насилием либо над собой, либо над другими, – неохотно сдается Вячеслав. – А что в итоге? Сидим с клиентом, разбираемся, зачем ему «спать мало и работать много», «разгонять мозг» и прочее. Речь идет о так называемых фасадных запросах. Есть то, что человек хочет, и то, чего он на самом деле хочет, и зачастую между этими двумя точками – пропасть. Исход работы зависит от того, удастся ли ее преодолеть».

Про сон, уверены, сейчас многим тоже стало интересно. Отвечаем: никакой транс его не заменит. Гипнотерапия помогает немного и на время компенсировать недостаток ночного отдыха, если того требует ситуация. Но потом все равно нужно выспаться, тело возьмет свое.

Выбор специалиста

Главный страх, связанный с гипнозом, – что ты утратишь контроль над ситуацией, тебя зомбируют, а потом внедрят какую-нибудь зловредную установку. Главный аргумент скептиков: «Мне, человеку с интеллектом, вы ничего не внушите». Все это касается в первую очередь директивного подхода. Дело в том, что люди бывают более внушаемыми и менее (что от уровня интеллекта, кстати, не зависит). Есть профессиональные специалисты, есть шарлатаны. Прямые инструкции или приказы, которыми пользуются в ДГ, действуют на небольшой процент клиентов, остальные, как правило, их не принимают (процент гипнабельности низкий). И человек уходит разочарованным в терапии или, еще хуже, в себе: «Даже гипноз мне не помог!»

«Не могу сказать, что ДГ не работает, вреден или малоэффективен. Есть и у него свои области применения. Например, он хорошо работает с различного рода зависимостями, – говорит Вячеслав Гончаренко. – К тому же на определенном этапе эриксоновской терапии применение директивных внушений тоже может иметь эффект. Все, конечно, зависит от уровня подготовки специалиста». И безопасность сеансов, кстати, тоже. «Как кто-то однажды сказал, в кабинете психотерапии по крайней мере один человек должен понимать, куда движутся двое. И лучше, чтобы это был психотерапевт, – продолжает наш эксперт. – Поэтому, если возникла необходимость, стоит обращаться прежде всего к врачу или квалифицированному психотерапевту, владеющему ЭГ. Это один из способов себя обезопасить».

Авторитетными местами среди тех, где эриксоновскому методу учат, считаются Фонд им. Милтона Эриксона, из российских – Институт психотерапии и клинической психологии, Институт групповой и семейной психологии и психотерапии. Плюс, если ты пребываешь в поиске такого рода специалиста, обрати внимание на блок «Как отличить профессионала». И еще имей в виду, что вам с ним придется работать в одной упряжке. На первой встрече почувствуешь любого рода дискомфорт – иди к другому: ну не твой человек, бывает.

Как отличить профессионала

Ниже мы перечислили важные качества эриксоновского гипнотерапевта. Пользуйся!

  • Этичность. Этот человек в первую очередь доктор или психотерапевт, а значит, обязан соблюдать нормы своей профессии, врачебную этику.
  • Внимательность, чувствительность – способность замечать малейшие, на грани, изменения у клиента во время сеанса.
  • Гибкость – умение находить общий язык с любым пациентом и использовать в терапевтических целях его поведение или сообщения.
  • Вера в ресурсы клиента и умение их выявлять во время беседы.
  • Изобретательность. Иногда специалисту прямо на ходу приходится придумывать любую (часто уникальную) технику, прием для конкретного клиента в определенный момент времени, используя пункты 2–4.
  • Абстрактное мышление: навык строить и рассказывать терапевтические метафоры, истории со скрытым смыслом под запрос пациента.
  • Умение эффективно работать в трансе. Да, терапевт тоже находится в нем. Одна часть его пребывает в этом состоянии, а вторая должна исполнять служебные обязанности: подбирать слова, строить метафоры, продумывать стратегии, конструировать техники.

Что такое самогипноз?

Это гипноз в отношении самого себя. К нему применимы те же правила, что и при работе с гипнотерапевтом. Специалист может обучить своих клиентов нужным навыкам, чтобы пациенты при необходимости практиковали самостоятельно.

«Есть множество техник самовнушения, – рассказывает Дарья Сучилина. – Некоторые из них проводятся в бодрствующем состоянии, когда человек повторяет простые формулы, чтобы подавить болезненные мысли и ощущения, заменить их благотворными. Другой вариант – научиться сознательно достигать расслабления, отслеживать неприятные ощущения и вместе с ними отпускать тревоги, эмоциональную и физическую боль. Высший пилотаж – аутотренинг в сочетании с биологической обратной связью. Человека подключают к датчикам и приборам, вроде кардиографа, энцефалографа или оксигемографа, и отслеживают изменения показаний в соответствии с разными переживаниями. А он учится замечать мельчайшие ощущения в теле и сопоставлять с показаниями приборов. Через полгода-год можно сознательно регулировать кровяное давление, сердечный ритм, сокращения гладкой мускулатуры».



Оставьте пожалуйста ваш комментарий:

comments powered by HyperComments