Ці лікарі просто-напросто вiддалu чоловікові на рyкu дружuну, яка помupaла від раку – а він довго не думав та й відніс її до лісу ... Кому вона така треба – ні на кухні, ні в ліжку не згодиться!

Ці лікарі просто-напросто вiддалu чоловікові на рyкu дружuну, яка помupaла від раку – а він довго не думав та й відніс її до лісу … Кому вона така треба – ні на кухні, ні в ліжку не згодиться!

Алексей и Светлана поженились на третьем курсе института, жили в общаге. Долго. И им казалось счастливо. Вместе получили дипломы и вместе уехали по распределению. Впереди были открыты все двери. Жизнь только начиналась, и она должна была быть безоблачной и счастливой. Беда пришла откуда не ждали. Вот уже три года они женаты, а детей все нет. И не сказать, чтобы они как-то предохранялись.

Ці лікарі просто-напросто вiддалu чоловікові на рyкu дружuну, яка помupaла від раку – а він довго не думав та й відніс її до лісу ... Кому вона така треба – ні на кухні, ні в ліжку не згодиться!

Наоборот, Светка еще в общаге думала, что она забеременела. Но оказалась сложная тревога. Они с Алексеем тогда даже обрадовались. Ну а куда с ребенком в общежитие? А снимать квартиру у молодой пары денег не было. Обрадовались и как сглазили. Когда устроились на новом месте, Света поехала провериться к врачу. Приехала вся в слезах, подозрение на рак. Вот так и заканчивается счастье и начинается тяжелая череда боязни, ожидания, надежды и разрушения воздушных замков. Вскоре пришли результаты анализов.

Самые страшные опасения подтвердились. Света прямо чувствовала тот момент, когда земля уходила из-под ног. Алексей подхватил жену и привел в чувства. Может ошибка, Светик? Давай съездим к другому врачу? Ну что они там понимают в районной больнице? Успокаивал Алексей жену. Света взяла себя в руки и началось. Поездка в областной центр, потом в Москву, потом к одному специалисту, к другому, к третьему. Бесконечная череда договоренностей, взяток и записей, пока им не сказали.

Что вы мучаетесь? Вам уже пятый раз подтверждают диагноз. У Светы саркома. Вы просто теряете время. Думаете, следующий врач скажет, что все остальные ошибались? А среди них, между прочим, и профессора, и кандидаты наук. Не по врачам надо было бегать и лечиться. Вы время только зря теряете. Уже год как лечились бы. Саркома, между прочим, самая быстротечная форма рака. А вы время тратите. Светку, как холодной водой, окатили. И начались химиотерапии, лучевые терапии и снова анализы, анализы и анализы. Она не вылезала из клиник.

Она стала выглядеть на 10 лет старше. Кожа сделалась землистого цвета, синие круги под глазами и выпали все волосы от многочисленных химиотерапии и препаратов. Какие уж тут дети. Алексей стоически переносил все изменения, происходящие с женой, но Света видела, как он отворачивается от нее, едва скрывая отвращение, старается не смотреть. Он давно перебрался спать в гостиную на диван, мотивировал тем, что Светочке нужен покой. Да какой покой? Она хотела налюбиться в сласть, перед смертью. Она же была живая. Света видела, как Алексей пропадает иногда допоздна, а когда возвращается, не заходит к ней, говорит по работе, чтобы не будить.

Света слышала, как он с кем-то воркует по телефону. Где-то в глубине души она радовалась, что у Алексея кто-то появился. Значит, после ее ухода он не будет один, он не будет страдать. Но радовалась она только в глубине души. На самом деле ее разрывала ревность, боль и несправедливость. Но почему все это случилось с ней? За что? Отчего она не может наслаждаться жизнью и быть счастливой? Отчего не она, а кто-то другой дарит радость ее мужу? В конце концов, она еще здесь, она еще жива. От таких переживаний ей лучше не становилось, болезнь не уходила, а занимала все новые и новые рубежи в ее организме. Снова больница, она уже не могла самостоятельно встать с кровати, врачи разводили руками. Поздно, слишком поздно.

И они опускали глаза и не говорили, сколько ей осталось. Медсестры перешептывались, глядя на нее. Да в конце концов, что вы, что вы думаете, мне от этого лучше? Я хочу знать, сколько мне осталось? Не выдерживала Света и разоралась на все отделение. Нисколько, так устроит? Сухо сказал главврач. В смысле, не поняла Света. Мы больше не можем ничем вам помочь и выписываем вас домой, спокойно говорил доктор. То есть как это домой? Умирать что ли? Спросила Света тихим слабым голосом, она просто чувствовала, как силы покидают ее. Думайте как хотите, у вас отказали почти все органы, я не понимаю, почему вы до сих пор еще с нами? Отрезал врач.

Алексей на руках вынес ее из клиники, Света похудела и весила почти как ребенок. Он посадил ее на заднее сидение машины. Интересно подумала Света, а откуда у него машина? И права. Алексей же не умел раньше водить машину, да и машины у них не было. Ключевое слово у них. У них не было, а у него была. Он давным-давно уже жил своей жизнью, о которой Света ничего не знала. Они ехали по какой-то незнакомой дороге. Ей было уже все равно, куда, как и зачем. Она молча смотрела на своего мужа. Скорее всего, что в последний раз. Он ничего не говорил, было только видно, как у него ходили скулы ходуном.

«Куда ты меня везешь?» – тихо спросила Света, наконец набравшись смелости. – Не знаю, процедил сквозь зубы Алексей. – Отвези меня домой, – просила Света. – Не могу, ты разве не понимаешь? Твое место уже давно занято! – раскричался Алексей. Он свернул на проселочную дорогу, остановился далеко в лесу. С минуту посидел за рулем, потом поспешно выскочил буквально вытащил Свету из машины, бросил на траву посреди леса, швырнул ей больничную сумку и, ни слова не говоря, уехал.

Света была в шоке. Она думала, что он везет ее в какой-нибудь загородный пансионат или хоспис, такое заведение, где безнадежно больные люди ждут своего часа, если родственники не хотят или не могут за ними ухаживать. А он просто выбросил ее в лес, как ненужную вещь выбрасывают на помойку, как старую бесполезную собаку. Да нет, даже не собаку, порядочные хозяева не выбрасывают. Видимо, Алексей не был порядочным. Интересно, когда он перестал быть им?

Когда Света заболела или когда любовница подарила ему машину? Голова у Светы шла кругом, она просто отключилась. Ослабленный организм не мог вынести таких эмоциональных перегрузок. «Грей, ты что там притащил? Опять подобрал какую-то дохлятину», – послышал себе мужской голос издалека. Света почувствовала, что ее куда-то тащат по земле. Она даже не хотела открывать глаза. Ну тащат и тащат. Боли она уже давно не чувствовала. В ней было столько лекарств и препаратов, что казалось, они давно заменили кровь в ее жилах. Было только интересно, кто такой Грей?

«Ах, господи, ну дела!», – кричал все тот же мужской голос, только уже ближе. Света почувствовала, как ее поднимают на руки. Вообще, в последние месяцы она так похудела, что все, кому не лень, таскали ее, как куклу, на руках. «Я не господи, я Света. Но мне приятно, что вы нас перепутали. Скоро я с ним увижусь и передам привет от вас», – вымолвила Света и сама удивилась, что смогла произнести столь длинную речь. Она еще и шутит, – ответил тот же голос.

Света открыла глаза и увидела бородатого мужчину, который смотрел на нее с удивлением. У него были красивые глаза, небесно-голубого цвета, с темно-синими крапинками. Они казались такими мягкими и нежными. В принципе, Света любила бородатых мужчин, но Алексей никогда не соглашался отрастить бороду, даже в отпуске. Ради шутки. Она протянула руку и попыталась погладить мужчину по лицу, но сил уже не хватало, и рука повисла, словно плеть. Незнакомец отнес ее к себе в дом, уложил на большую дубовую кровать.

В доме приятно пахло разными травами – деревом и парным молоком. Свете почти было все равно, где, что и как. Она все равно умирала, и ей было наплевать на приличия. Мужчина ухаживал за ней, а она все ждала, когда же приговор врачей приведется в исполнение. Он поил ее травами, иногда приторно-сладкими, а иногда горькими до жути, что она сразу не могла проглотить. Мужчина терпеливо вливал ей с надобья маленькой серебряной ложечкой. По утрам он поил ее молоком, добавляя у него что-то ароматное.

Мужчину звали Антон, он был местным егерем, а Грей – трехногий волк, которого он подобрал волчонкам в лесу с капканом на задней лапе. С тех пор у Грея была только одна задняя лапа. Жить в лесу самостоятельно он уже не мог, и Антон оставил его себе. Воспитывал как собаку, тренировал, чтобы лапа не уставала от нагрузок. Одна у Грея была вредная привычка, чтобы реализовать свой охотничий инстинкт, он постоянно торчил из леса всякую падаль. То духлую лису, то косулю.

Если бы не нога, Грей бы не просто был огромным волком, он бы был почти исполином, в холке сантиметров девяносто точно. А потому, когда он подтаскивал найденную в лесу Светку к старушке, Антон и подумал, что Грей тащит очередную дохлятину. А Света и не обижалась, она и вправду была, как дохлятина. Однако, может свежий воздух, а может трава Антона стали приводить ее в порядок. Вот она уже смогла садиться, а вот и вставать. Аппетит появился, и на костях стало нарастать мясо. Антон настоял на визите к врачу. Они просто развели руками и сказали, что это чудо.

По-другому они не могут это назвать. Развод с Алексеем Света оформляла заочно, ей ничего не надо было от этого человека, который предал ее. Однако, она была ему очень благодарна, что он привез ее именно в тот лес, а не в какой-нибудь другой. Иначе она бы не повстречала того самого надежного и верного друга в лице Грея и своего единственного и любимого человека в лице Антона. Через год после выздоровления у них родился сын с такими же красивыми глазами, как у отца. Вот такая история.

Добавить комментарий